ToxicHeat
Нас всегда было двое, а теперь дохyя и конь-оборотень.
Примечание 1:
Персонаж в первой редакции игрался мной же здесь.

Примечание 2:
Появление неканоничного пустого согласовано с администрацией.
______________________


1. Имя, фамилия
Orsouroska Charrwah | Орсороска (Орсо) Чаррва
Не склоняются ни полная, ни краткая форма имени. Склоняется фамилия. Хотя казалось бы.

2. Раса
Пустой (Васто Лорд)

3. Должность
Безработный обыватель Уэко Мундо Лорд-скорпион

4. Возраст
Немного за двести. Считать свои годы – не первое, что приходит на ум со скуки в Великих Песках.
Даты своего рождения Орсо не помнит и не считает нужным знать. Что не известно персонажу, известно автору: 26 января.

5. Внешность
187 см Лорда, 85 кг сухого мяса на прочных костях, ведро крови, задумчивые глаза. Орсо немного, самую каплю гордится своей красной кровью.
Человекоподобен, как все существа его эволюционного класса. Тело сложено для бега - широкие плечи, большой объём грудной клетки, худой мускулистый торс и длинные жилистые конечности. Орсо держит спину прямой и не пригибает гордую голову без надобности.
Покровы тела окрашены в неопределённо-тёмный, глухой, грязный цвет. Не одежда в общем смысле, но и не кожа, ровная защитная шкура покрывает Орсо от подбородка до пят, включая кисти рук. Свободная от маски часть лица светла, даже бледновата, но не мертвенно-бела.
Волосы неряшливо подрезаны; Орсо укорачивает их не раньше, чем длина начинает досаждать. Нечёсаные космы лезут в лицо и занавешивают всю спину, собирая белую пыль Пустынь. Пыль скрадывает собственный цвет что волос, что бровей – они кажутся серыми, как паутина.
Густые, пушистые ресницы защищают глаза от песка. Сами глаза - очень тёмные, лишены блеска и определённого оттенка. О чертах лица сложно сказать что-либо определённое.
В наследство от формы адьюкаса Орсо достались защитные пластины на теле и маска цвета старой заветренной кости.
Маска, скрывающая нижнюю часть лица до самых скул и переносицы, по форме напоминает множество плотно сомкнутых жвал. Разговаривая, Орсо не размыкает жвалы, но открыть рот может – например, чтобы поесть. Зрелище, мягко говоря, не поэтичное. Боковые части маски фигурно накладываются на уши; от них дугообразные костяные мыски спускаются к основанию черепа, где подвижно сцепляются с верхним шейным щитком.
С этого щитка начинается вереница подобных вдоль всей спины, по штуке на позвонок. Последний щиток находится на крестце. От него плавно изогнутые костяные скрепы идут к продолговатым пластинкам на внешней стороне бёдер, а пластинки, в свою очередь, свободно сочленяются с ажурными поножами.
Грудь, живот, передняя поверхность шеи Орсо ничем, кроме пыльной шкуры, не прикрыты.
Пальцы левой руки одеты в костяные напёрстки с заострёнными кончиками, слегка обугленными на большом, указательном и среднем пальцах – Орсо не раз обжигал их своим же серо.
Правая рука от плеча до кисти покрыта ажурной костяной накладкой. Накладка выглядит как фигурка скорпиона, который обхватывает плечо тонкими сильными лапками, а предплечье обвивает длинным хвостом. По желанию Орсо скорпионий хвост удлиняется до нескольких метров и ложится в ладонь, как кнут.
Дыра пустого величиной с бутылочное донышко находится в середине груди, несколько выше сердца.

6. Характер
Пустыня навязывает спокойствие, и её спокойствием легко обмануться – как спокойствием Орсо.
В основном течении своей долгой жизни он лёгкий на подъём, любопытный кочевник. У него есть несколько нор-убежищ и довольно много глухих местечек, любимых за красоту, но подолгу он не остаётся нигде. Его существование, по большей части, состоит из перемещения между этими временными стоянками. От обстоятельств, которые перестают его устраивать, Орсо уходит без сожалений и колебаний. У него нет амбиций и долгосрочных планов, никаких маяков в будущем – он живёт сегодняшним днём, часом, моментом.
Лучшая его компания - он сам. С развитым воображением и способностью подолгу лениво барахтаться в потоке самых разнообразных по серьёзности, объёму и содержанию мыслей - Орсо никогда не испытывает скуки и не мучается от безделья. Для него одинаково увлекательными - в своём роде, конечно, - могут быть и кровавый бой, и наблюдение за рисунком, оставленным в песке лапками и брюхом ящерицы. Накопленные впечатления он старается реализовать во что-то красивое теми способами, которые доступны высокоранговому пустому.
Всё меняется, едва случай напоминает Орсо, какой он ретивый собственник. Личина погружённого в себя лентяя облетает с него, как только затронуто то, что он считает своим. Это может быть нора, вещь, нечто ценное или сущая мелочь, но за порчу Орсо будет мстить быстро и насмерть. Это вовсе не значит, что Орсо жаден или не склонен делиться, он даже не рвётся копить имущество - только любит от начала и до конца распоряжаться уже раздобытым. В совсем не изобильном Уэко Мундо полно причин вести себя именно так.
Пожалуй, неплохая черта характера Орсо - прямолинейность даже во вражде. Он способен хитрить, но это для него не повседневная игра и не основное оружие, а необходимость, причём редкая. Обычно он обходится силой.
Стоит упоминания гордость Орсороска, потому что Васто Лорд без гордости - рейацу на ветер. Она есть. Она настолько здорова и самодостаточна, что не нуждается в постоянной деятельной или вещественной демонстрации. Орсо не разменивается на мелкие грубости и не испытывает потребности вытирать о кого-либо ноги. Обратная сторона гордости – высокомерие Васто Лорда – проявляется иначе: Орсо равнодушен к ценности чьей-нибудь жизни, если ещё не счёл эту особь своей собственностью, а его внимание к персоне или явлению заканчивается ровно в тот миг, когда оказывается удовлетворено любопытство. В самом безобидном варианте, Орсо может развернуться и уйти в разгар беседы, которая ему наскучила.

7. Биография
Памяти о человеческой жизни у Орсо не сохранилось.
Впервые он обозначил себя как Орсороска, находясь в форме гиллиана. Он не знал, как выглядит, но понимал, что отличается - хотя бы тем, что громкие тупые башни вокруг вызывали смутное подобие аппетита. Желание пожрать. Ничто в плоской, алчной личности гиллиана не мешало следовать инстинкту, и Орсо вовсю работал большой пастью, вырывая куски чёрной, сухой словно тряпка плоти не таких удачливых собратьев. В лесу, между деревьями, больше похожими на каменные колонны, он шатался среди других гиллианов и ел, ел... С процессом поглощения было связано какое-то смутное ожидание - то ли отдыха, то ли покоя, то ли ясности. Постижения? Смысла?
Сколько же разных вещей, по которым можно голодать.
Иногда в лес случайно или намеренно попадали другие, не такие одинаковые, но ничем не выше Орсо. Они тоже годились в пищу.
Постепенно картина мира, в котором существовал Орсо, расширялась. Он не запоминал, как к нему пришли те или иные знания, но со временем (да, и для мёртвых пространств Уэко Мундо имеет значение категория времени) узнал и о белых песках под белой луной, и о Троне-на-руинах.
Когда состоялось то, что он про себя назвал "первой линькой" - превращение в адьюкаса, - потрясение уничтожило и без того слабые воспоминания об обстоятельствах получения разных знаний. Подслушал? Видел? Приснилось? Бывают ли у гиллианов сны в том смысле, что у адьюкасов? Орсо нашёл для себя странное, но вместе с тем простое объяснение - его научила Пустыня. Он существует, потому что у Пустыни на то есть некие причины. Великое Молчание не бездушно, не безвольно и не бессмысленно.
Правда, и в самых горячих своих размышлениях он не заходил так далеко, чтобы утверждать - у Великого Молчания есть душа, воля, смысл.
Однако первая линька казалась ему очень неслучайной, не зря ведь он получил настолько удобную для жизни в песках форму, многолапую, быструю, с длинным и послушным хвостом. Выходит, он был нужен Великому Молчанию для чего-то именно таким.
Но Пустыня вовсе не торопилась вложить в его сознание никаких предназначений и целей, поэтому Орсо просто продолжал охотиться, спасаясь от страха потерять такой драгоценный, прекрасный инструмент, как разум. Он не был достаточно мудр, силён, готов для того, чтобы принять, нащупать в себе же смысл бытия. Что же, Орсороска страстно восполнял то, чего ему не хватало - хотя бы в части силы. Он сражался, одерживал победы и пожирал противников, потому что у тех был всего лишь голод и страх, а у Орсо - ожидание, подготовка.
Если Пустыня уготовила ему роль своего инструмента, то Орсо должен был стать хорошим инструментом. Исключительным.
Его подготовка продолжалась так долго, что он успел понять (и, конечно, решил, что это подсказано самой Пустыней) - Трон-на-руинах вовсе не является центром Уэко Мундо, не является даже серединой. Среди песков было затеряно немало величественных развалин, некоторые поражали красотой и трогали таинственно заключённой в камень печалью. Орсо не шёл к Трону-на-руинах преднамеренно, своим скрытым порядком его должна была привести туда Пустыня.
- ...Расскажи, что ещё напел тебе песок?
Её звали Нифела, и с ней было ещё трое - каждый силён по отдельности, все многократно сильнее вместе. Орсо был сильнее четверых, совокупно взятых.
- Слышал о Баррагане, Орсороска? Он простой, не ищет в пустыне ни середины, ни центра. Он просто делает центром то место, где есть сам. Может, ты поспоришь с ним - за Трон-на-руинах?
- Глупости, Нифела. Будет с меня вас - моей короны о четырёх зубцах.
Не будь она пустой, Орсо решил бы, что она влюблена в могущество Баррагана и провоцирует соперничество. Но это было бы так... по-человечески.
- Ты и правда истинное порождение этой пустыни. Ни во что не хочешь ввязываться. Орсороска, настоящая её жизнь - не песни песка, а такие как я, Невмо, Трайт, Тигго, как Барраган.
- Песок был до вас и будет после. Чего ты хочешь, Нифела?
Иногда она рычала от бешенства. В конце концов, четвёрка стала искать стычек, оставив Орсо наедине с его мыслями. Погибнуть четвёрке тоже суждено было вместе, и Орсо запоздало вспомнил, что они - его корона. Орсо узнал, что голодать можно ещё и по мести. Он уничтожил маленькую группу, повинную в том, что Пустыня лишилась Нифелы, уничтожил их предводителя, едва сумел уцелеть сам, и именно с той дракой, лишённой всякого смысла, связана была вторая линька - становление Васто Лордом.
Казалось бы, в то самое мгновение Орсо должен был, наконец, достичь единения с Великим Молчанием, потому что единения искал всегда.
Не тут-то было.
Холод.
Боль.
Непривычно маленькое тело.
Страшный всплеск рейацу, поднявший в чёрное небо ураган острого сверкающего песка.
И ничерта.
Орсо лежал, разбитый своим же духовным давлением, и чувствовал, что его крепкий большой панцирь больше не защищает, а валяется вокруг крохотными осколками, перемешанными с песком, вечным, глухим, глупо сияющим под ледяным светом вечной луны.
Первые восстановившиеся силы Орсо убил на смех, нескончаемый, колотящий пустую грудь изнутри, отдающийся в костяную маску и больно гремящий в голове.
Добравшись до вершины эволюции, он обнаружил, что ему незачем быть.
Странно, что это не породило в Орсо ни желания умереть, ни смирения с чьим-нибудь чужим желанием убить его. У Орсо даже образ жизни не изменился. Бывший адьюкас, а теперь Васто Лорд бесцельно кочевал в таких областях Пустыни, которые и по меркам Уэко Мундо были сущей глушью, слушал песни песка... Увы, всего лишь красивую бессмыслицу. При желании он мог вообразить, что слышит серебристый шёпот, складывающийся в имя - "Нифела"... Орсо больше не нуждался в поглощении пустых, значит не нуждался и во встречах с обитателями Уэко Мундо. Время размылось, занятое только размышлениями (в которых не осталось ничего острого, горячего, решительного) и развлечениями (которые придумывал себе добровольный отшельник, не имеющий сколько-нибудь широких возможностей разнообразить существование).
Слово за слово, Орсо совсем увяз в разговорах с прошлым.
Настоящее очень медленно и трудно завоёвывало его внимание – у настоящего не было голоса, оно состояло из блёклых картинок, а картинки не складывались ни во что большее. Точнее, Орсо не желал их складывать в некое огромное единство, пронизанное связями, подспудно опасаясь впасть в прежнее заблуждение – будто бы Великое Молчание не безлично и не бессмысленно. Если раньше это было фантазией, то теперь грозило свести Васто Лорда с ума.
Настоящее изворачивалось всеми способами, чтобы вернуть себе Орсороска… Он вынужден был рано или поздно заметить, что количество пустых в Уэко Мундо уменьшилось.
Сначала поредело население затерянных тут и там в песках маленьких посёлков, а кочевые стаи почти исчезли. Озадаченный Орсо попытался отыскать кого-то, и это случилось впервые с тех пор, когда он вынужден был добывать пищу. Ему достались отрывочные, противоречивые слухи о новом короле, занявшем Трон-на-руинах, о новом дворце на месте самих руин – пустые стекались под его знамёна… или становились жертвами кровожадности его приспешников.
"Ничего не изменилось," – рассудил Орсо. Новый король поступал так же, как Барраган – не интересовался тем, что творят подданные друг с другом его именем. Разумеется, он повторил судьбу Баррагана, пал перед другой силой. Эхо битв сотрясало всю страну, вспышки рейацу в череде разрушительных сражений разносились далеко, песок под ногами стонал от незаслуженной боли, Васто Лорду ломило виски и жгло дыру в груди. Орсо не мог найти покоя, как бы далеко ни бежал от войны, развязанной чужаками в Пустыне. Что же оставалось – идти разрушению навстречу? Великое Молчание вспомнило о своём питомце и побуждало действовать.
Орсо думал, что застанет лишь отголоски боёв. Пустыня всё ещё зализывала раны отбушевавшей войны, когда он пришёл в области, подвластные в прошлом Трону-на-руинах, ныне – белой громаде Лас Ночес. В этих краях, некогда населённых плотнее всего, гостя с окраин встретило запустение, едва ли не большее по сравнению с отдалённой глушью.
"Что с моим домом? – не понимал Орсо, выискивая редкие, слабые, потухающие враз целыми гроздьями огни духовного давления пустых. – Кто это сделал? Кто это, дьявол раздери, продолжает делать?"
Нет вопросов страшнее, чем те, на которые некому отвечать.
В его сознательной памяти не сохранилось маркера для рейацу квинси, и он был слишком далеко, когда представитель этого непримиримого ордена убийц явился в Уэко Мундо вместе с шинигами, чтобы пошатнуть и обрушить недолгое владычество короля-самозванца. Инстинкты лишь подсказывали, что носители холодной ослепительной силы – враги, жестокие и давние враги.
Кому, как не им, следовало задать горько жгущие язык вопросы?
Время, эквивалентное нескольким дням, Орсо посвятил формулированию этих вопросов. Он затачивал каждый, как оружие, закалял в каждом зерно, суть, смысл и перебирал возможные ответы, чтобы не сотрясать воздух из-за очевидного. Орсо думал и пристреливал серо, через адски горячую энергию выливая из бесцветной души несдержанность, недоумение, гнев. Когда он почувствовал, что готов говорить – он выбрал цель и двинулся к ней ровным бегом, оставив за собой, на границе разорённого императорского удела, статую из зернистого гранита, образ Нифелы в полный рост, свободно и торжествующе раскинувшей клешни навстречу тёмному небу.

8. Способности и навыки

Способности пустого класса Васто Лорда:
- чрезвычайно сильное духовное давление: не всякий адьюкас устоит на ногах и останется в здравом рассудке поблизости от Орсо, если Орсо не будет сдерживать рейацу. Арранкарам, пожалуй, находиться рядом с Орсо сравнительно безопасно;
- способность обнаруживать и изучать чужое духовное давление на расстоянии: то, что у арранкаров называется пескизой, а пустым ниже классом помогает разыскивать добычу. Сознательно регулируется, то есть по желанию Орсо может быть или более чуток, или более "глух";
- усиленная рейацу защита кожи: врагу с менее плотным духовным давлением не ранить Орсо, его тело не поддастся удару, в который вложено недостаточно силы;
- способность открывать гарганту: Орсо проделывает это изящно, кончиком ногтя.

Боевые способности:
- высокая скорость передвижения, успешно конкурентная с арранкарским сонидо: не обладая массивностью, Орсо охотно увеличивает мощь атаки за счёт скорости. Кроме того, быстро преодолевает значительные расстояния по вязкому песку. Ловкость, гибкость и сила ног позволяют Орсо использовать поистине акробатические прыжки, цепкость – взбираться по хоть сколько-нибудь щербатым каменным стенам;
- силовые атаки: предпочитает ближний бой, наносит удары ногами или своим скорпионьим хвостом - костяным образованием на правой руке, которое одновременно и часть тела, и оружие, наборный звенчатый кнут. В спокойном состоянии оружие витками располагается на правом предплечье Орсо, острое костяное жало лежит поверх первой фаланги указательного пальца. В активном состоянии кнут поражает противника на дистанции до восьми метров. Излюбленные атаки Орсо - перебить противнику ключицу, шею, кадык, набросить кнут в несколько витков на горло и оторвать голову;
- серо: концентрируется на кончике "жала". Может быть выпущено обычным мощным выстрелом или тонким и чрезвычайно горячим лучом, под которым песок переплавляется в стекло. Кроме того, Орсо использует приём, который называет "Витраж" - жало касается плоскости и льёт серо, потоки образуют сложную ячеистую сетку, распространённую по большой площади. Когда насыщение сети закончено, подготовленная решётка детонирует, превращая в жидкое стекло и прах всё, что окажется в ячейках.

Яд:
Проток ядовитой железы выходит на костяной коготь мизинца левой руки, в котором есть внутренний полый канал. Впрыскивание яда контролируется волей Орсо, спонтанно не происходит.
По сути, это особым образом организованная рейацу, которая истекает в рану, если Орсо царапает или прокалывает кожу противника своим ядовитым ногтем. Рану наносит тот сражающийся, у которого больше духовного давления вложено в удар, Васто Лорд может не скупиться на это.
Яд Орсо вмешивается в функционирование духовного тела противника, крайне замедляет движение самих духовных частиц в составе этого тела - не разрушает их связи, а, наоборот, крайне укрепляет, почти цементирует. У жертвы наступает неподвижность и прекращение всякой жизнедеятельности.
Поражение распространяется от места ранения мизинцем быстро, но не мгновенно - у особи размером/весом с шинигами есть около полуминуты на нанесение ответного удара, у более крупной особи больше. Также действие яда тем слабее, чем дальше от места поражения - грубо говоря, если Орсо уколол ядовитым когтем в правую руку, последней у жертвы онемеет и откажет левая нога. Наконец, чем сильнее рейацу жертвы, тем легче и быстрее она преодолеет последствия отравления.
По назначению это скорее средство для охоты, а не для поединка, поскольку противника равной или сравнимой силы не убьёт. Сам Орсо полностью иммунен к своему яду.

Личные умения:
Орсо использует тонкий горячий луч своего серо для того, чтобы выплавлять из песка, а затем деформировать куски стекла, и для резки по камню. Это занятие его успокаивает и приносит удовольствие. Некоторые вещи, сделанные в результате таких упражнений, довольно красивы. Орсо нашёл или раздобыл даже кое-какие инструменты себе в помощь - вначале он держал обрабатываемое стекло левой рукой, что худо отражалось на состоянии самой руки.

9. Нравится/Не нравится
Нравится, безусловно, развлекаться плавкой стекла. Любит находиться на высоте – вопреки инстинктам, которые диктуют скрываться в песке для отдыха; впрочем, на верхотуре никогда не уснёт. Любит поговорить, прощупать, понаблюдать душевную динамику незнакомых существ, обладающих разумом. Зачастую куда больше увлекается той частью разговора, которая происходит в его сознании и больше похожа на многочастный монолог, чем собственно вербальной.
Не нравится мёрзнуть. Сравнивать почти не с чем, Уэко Мундо не изобилует теплом, но Орсо много двигается и заметно разогревается, поэтому продолжительный покой для него – испытание медленно усиливающимся холодом. Не нравится смешивать разговор с боем, потому что то и другое – совершенно разные занятия, не придающие одно другому лучшего вкуса. Скрыто и неосознанно Орсо недолюбливает подобострастие с той же силой, что и фамильярность. Разница в том, что за фамильярность он готов наказать сразу, а подобострастие, в силу своего статуса, принимает как должное, лишь смутно раздражаясь на добровольное самоуничижение разумной, чувствующей особи.

10. Связь с Вами
У администрации есть необходимая информация.

11. Пробный пост