ToxicHeat
Нас всегда было двое, а теперь дохyя и конь-оборотень.
Когда это началось, Улькиорра не помнил. Он предпочитал не засорять память бессмысленными эпизодами. Ему и без того приходилось помнить слишком многое, в чём он находил меньше смысла, чем... окружающие.
Определённо, с появлением окружающих у него нашлось сверх достаточного примеров ерунды перед глазами.
Беспокойства они не стоили, скорее доставляли если не пищу, то жвачку для ума - то, чего не хватает в однообразии пустынь. Но иногда Улькиорра ловил себя не на мысли даже, а на чувстве, будто мир перенасыщен.
Изредка он задумывался - не пора ли привыкнуть? Однако время шло, а привычка не сглаживала и не смягчала ежедневных впечатлений Улькиорры. Напротив, он исподволь приучался снова и снова сталкиваться с несуразицами, и некоторые из них подстерегали, не будет преувеличением, за любым поворотом. В первую очередь, это касалось Эспады. Другие арранкары, примерно одного с Улькиоррой положения, имели полное право находиться там же, где находится он, в любое время... Улькиорра не сказал бы, что мучается их количеством, всего лишь странно было мириться с тем, что они есть.
Вначале все они казались одинаковыми, несмотря на несхожую внешность и ранжирование в силе. Улькиорра не хотел их различать, выделять для себя кого-либо из них. Но выделили его самого.
"Когда же это случилось..?"
Давно.
Не в первый раз, не во второй и не в десятый Куатро Эспада неприметно замедлил размеренные шаги, чувствуя приближение жёсткой, плохо прирученной рейацу. Квинта или Сеста. Эти двое не жаловали друг друга, ни одному из них не приходило в голову, как тяжело распознавать, кто из них кто, на расстоянии, в сложной сети коридоров, где духовное давление искажается, - и как важно опознать верно. Квинта не причинял Улькиорре неудобств, мимо него можно было просто пройти. Сеста...
Всех слов, известных Куатро, не хватило бы, чтоб высказаться о Сесте Эспада.
Чем-то, трудно вычленяемым из всех своих черт и признаков, Сеста напоминал первых существ, которых Улькиорра узнал в начале жизни. Те жадные хищники не обладали именами, Улькиорре не хотелось называть по имени и Сесту, похожего на них, но порой возникала необходимость. Тогда Куатро через силу произносил: "Гриммджоу Джагерджак". Этих рутинных побед над воспоминаниями набралась несчётная череда, а легче они не становились.
Спокойно миновать Гриммджоу Джагерджака не представлялось возможным и в тронном зале Лас Ночес. Что говорить о полутёмных переходах дворца, где они время от времени сталкивались один на один.
Некоторое время Улькиорра думал, что Сеста ищет драки. Но плотоядные выходки Сесты повторялись, делаясь с каждым разом нахальнее, а Улькиорра вовсе не был наивен - животное испытывало влечение и всё хуже сдерживало аппетиты. Отдельной - надо сказать, не слишком интересной - темой для размышлений было то, почему Сеста не добивается какой-нибудь женщины или более податливого мужчины. Дважды или трижды Улькиорра убеждал себя, что так оно и случится, как только это разнузданное создание потеряет надежды на успех у него, Куатро. Звериное упрямство Сесты отодвигало такой исход всё дальше.
Однако достаточных причин, чтоб сворачивать с дороги животного, Улькиорра всё-таки не находил.
Поэтому он, предполагая худшую из встреч, выровнял шаг и направился знакомым коридором, наиболее удобным и коротким, в свои покои. Где же ещё, как ни по пути к себе, Куатро мог наткнуться на Гриммджоу Джагерджака?
"Посторонись, мусор."
Это надо было сказать раньше, чем животное откроет рот. Впрочем, неважно. Это было вообще единственное, что Улькиорра собирался сказать, независимо от слов Сеста. Тот показался из-за угла, приблизился вразвалку, сунув руки в прорези хакама, широко разнеся полусогнутые локти, и... прошёл восвояси.
Улькиорра приостановился, вполоборота проследил, как удаляется спина Сесты Эспада. Сеста не пытался оглянуться, не менял темп ходьбы, будто не заметил Улькиорру. Пожалуй, это было неплохо. Куатро устало прикрыл глаза, а когда поднял веки - оказался в коридоре один. Животное ушло... Но Улькиорра не ощутил покоя - Сеста вёл себя странно.
В следующие недели Сеста тщательно избегал общества Улькиорры.
Если они сходились в одном помещении - вставал и убирался, не говоря ни слова. На собраниях Эспады, где обязан был присутствовать, Гриммджоу Джагерджак занимал место как можно дальше от Куатро и совершенно забросил манеру спорить по любому поводу, только безмолвно сверкал зубами из сумрачного угла и изредка фыркал. Видно, не так уж легко ему давалось молчание, и это отчасти успокаивало. Неестественное поведение арранкара, который раньше не в состоянии был держать рот на замке, вызывало у Улькиорры подозрения, от лёгких до откровенно бредовых: Джагерджак ли это вообще?
В поисках ясности Куатро отправился к животному в покои, задать несколько вопросов.
На пороге логова он едва не передумал.
Из-за приоткрытой двери кто-то жалко скулил, почти всхлипывал в такт выдохам. Улькиорра почувствовал тяжёлое, холодное отвращение. Наверное, слишком сильная эмоция, которой он, к тому же, не ждал от себя - ведь, насколько позволяли представить звуки, Сеста сменил объект охоты. Толкнув дверь коленом, Куатро вошёл.
"Тебя учили запираться, животное?"
На приземистом диване задыхался под навалившимся Джагерджаком нумерос - кажется, один из фрасьон. Перепутанные светлые волосы облепили тонкое лицо, сейчас покрытое алыми пятнами, одежда была сбита, руки вывернуты на излом и схвачены за спиной, у самых лопаток. Сеста держал его запястья в одной руке, на другую наматывая воротник - поскольку тот был застёгнут, одежда передавила нумеросу горло.
- Ты его сломаешь, - тихо сказал Улькиорра, опуская глаза.
Сеста дёрнул лицом в сторону двери, непонимающе моргнул - и, выпустив вдруг нумероса, расхохотался. Нумерос мешком упал на живот, сделал несколько скулящих вдохов и метнулся вон, неожиданно прытко для своего потрёпанного вида.
- Хочешь на его место, Улькиоррра?! - самодовольный Сеста, как ни в чём не бывало, развалился на измятых подушках. - Ты выдержишь!
Так состоялась их беседа, первая за два неполных месяца.
Улькиорра еле взглянул на Джагерджака, куда пристальнее рассматривая уголок ковра, завёрнутого торопливой, неаккуратной в бегстве ногой нумероса.
- Меня не интересуют чужие объедки.
Затем что-то заставило его поднять глаза.
Сеста Эспада показался пришибленным... Нет, потерянным. В его позе не осталось вальяжности, только глупая беззащитность, точно его сбили с ног, а не улёгся сам. Лицо посерело, углы вечно оскаленного рта опустились. Куатро не понял, что произошло, но ощутил такое сильное желание не видеть этого, что немедленно крутнулся на каблуке и вышел, с трудом не применив сонидо.

@темы: мескалино, Между нами, Эспадой., Джага