Мусор[кун]

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:40 

Нас всегда было двое, а теперь дохyя и конь-оборотень.
Однажды друзья сослуживцы подарили Жану Кирштайну кольцо с гравировкой "Ебись оно всё конём". С тех пор, когда Жану бывало скверно, но глядел на гравировку и утешался, что все его неприятности - по сути, не так уж страшны.
Но однажды капрал заставил его вычищать под ночёвку настолько унылый хлев, что даже кольцо не помогло. В отчаянье Жан сорвал кольцо с пальца и швырнул прочь. Оно укатилось, громко стуча по полу.
В двери невысоко от плинтуса сунулась лохматая голова.
- Хуле буянишь, колокольня пожарная? Давно сапогом в набат не прилетало?
Жан понял, что уборки всё равно не миновать.
Долго ли, коротко ли - помещение стало чище. Оно просто не могло не стать чище после того, как Жан вымел оттуда столько мусора!
"Но свинья везде грязи найдёт," - думал Жан, недобро поглядывая на громоздкий трухлявый ларь в углу. С капрала сталось бы поковырять зубочисткой зазор под любой из старинных ларевых ножек, отцарапать стружку дерьмища и заставить всё переделывать. Итак, чертыхаясь, потея, раздувая горнила ненависти, Жан принялся двигать ларь.
Выброшенное кольцо тускло блестело в самом углу, в клубочках мягкой серой пыли. Жан утёр рукавом лоб, поднял кольцо и протёр пальцами внешнюю гравированную поверхность... На внутренней тоже оказались какие-то неровности, и он подошёл ближе к двери, чтоб рассмотреть их. "И это тоже ебись конём," - гласила изнанка кольца.

@темы: мескалино, шингеки..? +__@

20:48 

Без темы, без тегов

Нас всегда было двое, а теперь дохyя и конь-оборотень.
Бельфегор отвратительно ржот.

@темы: без тегов

16:40 

Нас всегда было двое, а теперь дохyя и конь-оборотень.
- Есть ли доказательства тому, что враг так страшен?
- Есть. Капитан, предъявите доказательство.
Капитан торжественно выкатил вперёд тележку, покрытую плащом, и картинным жестом сорвал плащ. Тележка оказалась с горкой нагружена кирпичами.

@темы: мескалино

16:37 

Нас всегда было двое, а теперь дохyя и конь-оборотень.
- И как прошёл эксперимент?
- Ты в самом деле ничего не помнишь, Эрен?
Эрен молча помял край простыни, свалившийся с его груди на колени, когда он сел в белой койке, удручающе похожей на больничную.
- Ясно. - Ханджи, кажется, не разочаровалась. Иногда в голову Эрену закрадывалась мысль, что эта офицерша совсем не умеет разочаровываться.
- Так всё же..?
- Ладно, обо всём по порядку...
Чёрт, да она так явно предвкушала рассказ, что почти облизнулась! Значит, результаты были не такие уж говённые, и настроение у Эрена поднялось.
- После сигнала к началу эксперимента ты принял форму титана пятнадцатиметрового класса, - заговорила Ханджи, не спеша раскрывать самые поразительные подробности. - Ты полностью контролировал свои действия и выполнял команды, которые мы тебе давали. Мы решили усложнить задачу и поговорить с тобой. Тебе задавали вопросы, ты писал ответы на земле бревном, и таким способом назвал нам своё имя, возраст и имена твоих друзей. Затем ты построил несколько конструкций, используя брёвна и верёвки... - Ханджи сделала паузу, её лицо так и светилось загадочностью - дескать, самое вкусное впереди.
- А... - Эрен сглотнул, прежде чем спросить, но раз открыл рот - спускать на тормозах было поздно, - что насчёт затвердевания?
- Видишь ли... - глядя на носки сапог, протянула Ханджи, - когда мы попросили тебя об этом, ты собрал из свободных брёвен конусообразную конструкцию и укрепил её верёвкой. Мы решили, что ты не понял или частично утратил контроль, но твои движения по-прежнему были осмысленными и точными. Мы спросили, что это значит.
- И я..? - хрипло от волнения поторопил Эрен.
- И ты снова взял бревно, которым писал на земле.
- Что я написал, что?! - вскинулся Эрен.
- Осади коней, - негромко посоветовал хмурый капрал. - Я не стану тебя поднимать и отряхивать, если хлопнешься на пол.
- Вот, я зарисовала, - Ханджи не без гордости положила на край койки набросок. - "Индейская народная изба. ФИГ ВАМ называется."

@темы: мескалино, шингеки..? +__@

19:06 

Нас всегда было двое, а теперь дохyя и конь-оборотень.
- Опять тот сон?
Эрен Ягер, не в силах унять дрожь, сел и растёр руками помятое лицо.
- Я должен Риваю денег, Микаса.
- Сколько денег ты ему должен? - спокойно уточнила Микаса Акерман.
- Шшшто... - вздохнул Ягер, продолжая тереть физиономию.
- Сколько денег, - повторила Микаса.
- Сто, - повторил Ягер. - Сто денег.
- Ок, - сказала Микаса. Затем встала, перешагнула несколько спящих и толкнула ногой в бок самую короткую из завёрнутых в одеяла фигур. - Капрал, Эрен должен вам сто денег. Он их не отдаст.
После чего Микаса Акерман вернулась и легла на место.
- Спи, Эрен. Теперь пусть ему не спится.

@темы: мескалино, шингеки..? +__@

17:22 

Нас всегда было двое, а теперь дохyя и конь-оборотень.
- Мне не идёт в голову пост.
- Куда?
- В голову.
- Нет, в какое место?
- В какое место головы?

@темы: игровое, ирл, мескалино

22:06 

Нас всегда было двое, а теперь дохyя и конь-оборотень.
Людерман саркастично заломил бровь.
- Ваа! - сказал Йзикель, - У тебя такие крутые брови! Ты ж на них ходить можешь, не запинаясь!

@темы: мескалино

20:41 

Про майдан

Нас всегда было двое, а теперь дохyя и конь-оборотень.
Куатро:
- Один знакомый фанатеет от Украины. Что он забыл на Украине...
Сеста:
- На "на Украине", а "в Украине".
Куатро:
- Ну и пошёл он в хуй.

@темы: мескалино, ирл

00:05 

Нас всегда было двое, а теперь дохyя и конь-оборотень.
Продолжая разговор

Много дней и ночей Гриммджоу не решался есть бутеры ближе чем в часе сонидо от Лас Ночес.
За то время, пока возвращался, он успевал проголодаться опять, и слабый, но назойливый голод постепенно превратился в постоянного его спутника, а с некоторых пор лез и в советчики... Гриммджоу стало тяжело удерживать внимание на чём-нибудь, но и отдохнуть он не мог - не спалось. В редкие, урывочные минуты сна его преследовали кошмары: Улькиорра, зубастая тварь с налитыми кровью глазами, отбирал еду - и даже ту, что уже проглочена, голыми руками выдирал прямо из живота.
Но день за днём, неделя за неделей впечатления смазывались, и кошмары снились реже.
Когда у Гриммджоу прошёл синяк, сизой кляксой расцветивший иерро на пол-лица от удара бутером, который в достопамятную ночь выплюнул Улькиорра... Да, когда это случилось, Гриммджоу впервые провалился в мёртвый сон без сновидений.
Неделю спустя он осмелился поесть под самой дворцовой стеной. Ему никто не помешал. Так Гриммджоу вернулся к своей привычке. Испытать такой ужас, чтоб навсегда забыть о бутерах, он не был способен.
Трапезничать Сеста полюбил на одном из куполов - пологом, обведённом широким приземистым парапетом. Там всегда гулял ветер, освежая голову... Гриммджоу облокачивался на холодный жёсткий бортик или ложился на него, подперев кулаком голову, и неторопливо ел. Иногда ему казалось, что ветер шуршит и свистит слова какой-то песни - "зажгу на кухне свет, из века-сундука, где крылья много лет...", и больше ничего было не разобрать. Хоть Гриммджоу и пытался.
"Всё-таки, что там с крыльями..?"
В очередной раз не дослушав песню, Сеста прищурился и отхватил изрядный кусок от намазанного бутера. Если бы раньше знал, как славно хавается на свежем воздухе - тут бы и устроился с самого начала. Решено - больше никакой жрачки в собственной спальне. "Если этот ёршик пучеглазый всё ещё таскается туда, то пусть кусает локти," - злорадно подумал Гриммджоу, разевая челюсти.
- Что за мусор ты позволяешь себе употреблять? - раздался с тыла негромкий голос, бедный интонациями, и холодная, тощая и жёсткая рука вцепилась Гриммджоу в плечо.
Сеста не смог даже закашляться. Ему показалось, что его лицо от отчаяния передать нахлынувшие эмоции сейчас отслоится и выбросится за парапет. Улькиорра, зубастая тварь с налитыми кровью глазами, опрокинул Сесту спиной на холодный камень, на лету перехватил выскользнувшую из рук половину бутерброда и с размаху шмякнул зад Гриммджоу на живот.
Гриммджоу тщился выдохнуть "бля!", пока чудовище изящно поглощало остаток еды.
- Ты неудачник, - сказал Улькиорра, доев. - И ты несносен. - И вдруг выморозив взглядом фосфорических глазищ, вольготно отвалился спиной на согнутое колено Гриммджоу (да, тот скрёбся ногами, как перевёрнутый на спину жук лапками - отчаянно, упорно и зря). - Не шуми, раз уж пришёл без приглашения.
Зажгу на кухне свет! Из века-сундука,
Где крылья много лет искали седока,
Достану, разомну, пристрою на спине
И запущу весну и облака во мне,
И облака во мне..!

@темы: Джага, Между нами, Эспадой., мескалино

23:17 

Нас всегда было двое, а теперь дохyя и конь-оборотень.
Капля никотина убивает Жана. А Ривая разрывает на куски.

@темы: шингеки..? +__@

22:23 

Нас всегда было двое, а теперь дохyя и конь-оборотень.
Влез в вагон метро с плакатом "Keep calm and kiss someone". Вылез со следами помады на рукаве куртки.

@темы: ирл, мескалино

22:41 

Нас всегда было двое, а теперь дохyя и конь-оборотень.
- Что это, мусор?
- А что, какие-то сомнения? Дубина.
- Кто из нас дубина, сомнений нет. Зачем она тебе?
- Буду откровенен, Улькиорррра! Ёбнуть тебя по башке и уволочь в спальню.
- Спасибо за откровенность.

Вот и поговорили.

@темы: Джага, Между нами, Эспадой., игровое, мескалино

23:22 

В честь Валентинова дня - немного о флирте

Нас всегда было двое, а теперь дохyя и конь-оборотень.
Прилагая эпические усилия к тому, чтоб сохранить прямоту стана и прохладную лёгкость походки, Улькиорра тащил за собой мясную тушу. Никто не заподозрил бы, что груз, влекомый по полу за верхний край изящного прореза в горле, доставляет Улькиорре хоть сколько-нибудь неудобств, и Куатро ясно отдавал себе в этом отчёт. В осуществляемом деле он тщательно исключал любую нелепость или неловкость. Поначалу его, в некотором роде, раздосадовали два-три штришка крови, брызнувшей на край хакама и рукав, но по недолгом размышлении Улькиорра решил, что они уместны.
Итак, легко и тихо ступая, под шорох добычи по полу, похожему то ли на каменное зеркало, то ли на чёрную неподвижную воду, Куатро приблизился к нужной двери и толкнул её носком обуви.
Дверь медленно отошла из проёма.
За ней открылась широкая комната, захламлённая декоративными подушками, по большей части круглыми.
В глубине комнаты, прямо в перекошенном пятне пепельно-серого света луны, бьющего в окно, среди декоративного хлама зашевелился и поднял встрёпанную голову Сеста. Его заспанное лицо, мятые штаны и съехавшая куртка вызвали у Улькиорры некое подобие острой скуки.
- Чо надо? - Сеста опёрся на локоть, почесался повыше дыры и сделал несколько жевательно-глотательных движений - должно быть, спал с открытым ртом и пересушил всё до самой глотки.
Улькиорра терпеливо прикрыл глаза.
- Валентинка.
- Чего? - поморщился Сеста, снова сглотнул и зашебуршал рукой в окрестных в подушках.
Вместо ответа Улькиорра втащил мясную тушу через порог.
Сеста, наконец, нащупал бутыль с водой и жадно напился.
- Это похоже на обыкновенную жратву. - Похоже, сонная сухость у Гриммджоу распространилась не только до глотки, но и до коры мозга, а вода несколько увлажнила обезвоженные участки и запустила их функционал.
Улькиорра вздохнул, развернул тушу на спину и ударил ребром ладони в грудь, раскалывая вдоль срединную кость. От удара рёбра туши упруго разогнулись. Грудная клетка раскрылась, как створки. Улькиорра погрузил в неё ладонь и вычерпнул увесистое буровато-красное сердце.
- Теперь валентинка.
Гриммджоу молча потёр тыльной стороной руки лицо. Куатро мог бы поклясться, что на скулах Сесты проступил розовый цвет.
- Ты это... - Сеста говорил в сторону, не очень внятно и неожиданно мягко, - на ужин останешься?


*****
Гриммджоу кайфовал под хлещущей на загривок водой.
Разбитые сеткой душевой лейки, острые струйки лупили о кожу, дробились на серебристую и перламутровую пыль. В квадратном стакане кабинки клубился пар, оседал на облицованные гладким камнем стенки матовыми облачками - Сесте было жарко, он как раз надумывал выкрутить регулятор холодной воды...
Как вдруг полупрозрачная дверца раскрылась, Гриммджоу охолонуло спину. Он оглянулся.
Через низкий бордюр в кабинку переступил... Куатро - сухой, одетый, почему-то с белым полотенцем Сесты в руках.
- Ты хуле впёрся? - огрызнулся через плечо офигевший Сеста. - Ещё и в шмотье!
- Стесняешься чего-то, мусор? - бесстрастно отозвался Улькиорра.
- Пшол ты... - фыркнул Гриммджоу, отвернулся и сунулся обратно под душ. Лопаткам и заднице стало зябко, аж мурашки побежали.
Тут же снова окутало мягкими клубами тепло. Улькиорра, видать, втиснулся в кабинку окончательно и закрыл дверцу. "Ну и хер с ним, - подумал Сеста. - Нравится - пусть мокнет." Он постарался не обращать внимания на этого отмороженного и вообще забыть, что моется уже не один.
Улькиорра тем временем подпирал спиной дверной проём, равнодушно следя за каплями, летящими на его одежду и принесённое полотенце. Больше всего доставалось полотенцу - если не считать Сесты, мокрого и блестящего, нарочито уткнувшегося в угол.
"Кажется, это единственный случай, когда он предпочитает показать мне тыл," - отметил про себя Куатро.
Полотенце так напиталось водой, что потяжелело.
Улькиорра принялся рассеянно сворачивать его в жгут.
Когда получилось достаточно туго, он смял конец жгута в руке и смерил Сесту внимательным, долгим взглядом... Затем еле заметно кивнул собственным мыслям.
И расчётливо, выверенным движением хлестнул Гриммджоу полотенцем по мокрым ягодицам.
- АЙБЛЯТЬ! - подпрыгнул Гриммджоу, в том же прыжке и разворачиваясь к Куатро злым оскаленным лицом. - ЧО ЗА ХУЙНЯ?!
- Ожидаемо узко мыслишь, мусор, - спокойно выговорил Улькиорра за подробным разглядыванием гримасы ярости. - Это называется флиртом.

@темы: Джага, Между нами, Эспадой., мескалино

21:11 

Нас всегда было двое, а теперь дохyя и конь-оборотень.
Внешность этого человека постепенно приходила в запустение. Его ногти отросли, и он совсем перестал их брить.

@темы: мескалино

00:06 

Нас всегда было двое, а теперь дохyя и конь-оборотень.
Я теперь каждую блондинку принимаю за Пежича. На всякий случай.

@темы: ирл

22:01 

Нас всегда было двое, а теперь дохyя и конь-оборотень.
- Просто попробуй. Он сладкий.
- Во-первых, я не видел, чтобы вы макали его в варенье, капрал...
- Ну и?
- Да и осы как-то не слетаются...
- Этот аргумент ясен. Рискни придумать что-нибудь во-вторых, недоносок.
- Во-вторых - такой фигнёй можно одурачить только сущих детишек!
- Я не педофил. Но если ты рекомендуешь Арлерта...
- Это было бы не по-дружески!
- ...то меня интересует только твоя соплячья варежка. Пока не избавился от дурацкой привычки перебивать старших - займи рот сладким.
- После того, как я от вас ничего ласковее "недоноска" не слышал?! Я не верю в ваши чувства, капрал!
- А я тебя нихуя и не убеждаю. Я тоже не верю ни во что, кроме твоего потенциала. Тащи своё перспективное едало сюда.

А дописывать я не буду. Знать не хочу, что там Ягеру в пасть пихали.

@темы: шингеки..? +__@

20:53 

Нас всегда было двое, а теперь дохyя и конь-оборотень.
Щитаю, что Эрен Ягер не может трахать Ривая.
Потому что у Ривая жопа с зубами.

@темы: шингеки..? +__@

20:39 

Нас всегда было двое, а теперь дохyя и конь-оборотень.
Человек по фамилии Бородатый очень гордился своей фамилией. Ещё бы, ведь он происходил из древнего дворянского рода, основанного кем-то бородатым. Он даже вместо "Поберегись!" кричал "Побородись!"
А поскольку голос у него был огого, да и ростом он вышел, то все понимали - надо побородиться.

@темы: мескалино

23:21 

Нас всегда было двое, а теперь дохyя и конь-оборотень.
Потный Шиффер скромно прячет тело тощее в подушках и на радость Джагерджаку позабыл про одеяло! Джагерджак умильно пырит на костлявые коленки: "О мой Шиффер ненаглядный, принести тебе похавать?"

@темы: Между нами, Эспадой., Джага, мескалино

23:44 

Нас всегда было двое, а теперь дохyя и конь-оборотень.
Гриммджоу лежал на брюхе поперёк кровати и листал книжку, подцепляя облизанной подушечкой пальца по три страницы сразу.
Внезапно в открытое окно что-то влетело, хлопая крыльями - и не успел Гриммджоу даже обернуться, как это существо свалилось всем весом ему на поясницу и придавило к койке.
- Улькиорра? - осклабившись, спросил Гриммджоу.
- Попобава, - ответил ему незнакомый голос.

@темы: Джага, Между нами, Эспадой., мескалино

главная